На главную
AnimalJazz, 9-03-2008, Rocco::ФотоTracktor Bowling - THE BEST, 23-02-2008, Rocco::ФотоСтуденческий форум

*

Рубрики

Не всем известные имена  |  Чарльз Буковски

Чарльз Буковски

Чарльза Буковски, известного американского поэта и писателя, с уверенностью можно назвать наиболее противоречивым автором конца XX века. В любом случае, к его текстам совершенно невозможно остаться равнодушным. Они вызывают либо невыносимое отвращение, либо неприкрытое восхищение.

Буковски относится к авторам, которых бессмысленно и, наверное, опасно пробовать ставить в какие-либо рамки или классифицировать. Некоторые относят его к битникам, другие – просто к ненормальным, третьи сравнивают с Довлатовым, Прустом или еще с кем-то, а кто-то откровенно восхищаются огромной силой таланта и необычностью мироощущения. Достаточно взглянуть на этот небольшой стих из книги "Стихи последней ночи на Земле":

с днем рожденья
когда Вагнер был стариком
в его честь устроили день рожденья
и сыграли пару случайных композиций молодости.
после он спросил: "кто это сочинил?"
"вы," ответили ему.
"ах," произнес он, "я всегда так и подозревал:
у смерти значит все-таки есть какие-то достоинства".

АвтопортретКажущаяся простота и грубая откровенность литературного стиля не являются фальшью или намеренным шоковым воздействием на читателя. Это всего лишь увеличенная до крайности глубина детализации рассказа, прямое вхождение повествования во все мелочи, грязь и красоту существования и предельная честность автора. В этом Буковски инстинктивно следует принципу Бродского: "Поэт должен быть агрессивен по отношению к своему читателю". Цитаты говорят сами за себя и даже более того:

"В тот день я отвез ее на пляж. День стоял рабочий и не вполне летний, поэтому берег был великолепно пуст. Пляжные бичи в лохмотьях дрыхли на лужайках над полосой песка. Другие сидели на каменных скамьях, передавая другу одинокую бутылку. Кружились чайки, безмозглые, но рассеянные. Старухи лет по 70-80 сидели на лавках и обсуждали продажу недвижимости, оставленной им мужьями, давным-давно не выдержавшими гонки и глупости выживания. Для всего тут в воздухе разливался мир, и мы бродили по пляжу, валялись на лужайках и почти ни о чем не разговаривали. Хорошо было просто быть вместе. Я купил пару бутербродов, чипсов и чего-то попить, мы сели на песок и поели. Потом я обнял Кэсс, и мы проспали часик. Почему-то это казалось лучше, чем заниматься любовью. Мы текли вместе без напряжения. Проснувшись, мы поехали обратно ко мне, и я приготовил ужин. После него предложил Кэсс жить вместе. Она долго сидела, смотрела на меня, потом медленно ответила: – Нет".

Тексты Буковски ощущаются почти физически; они выпуклы и явно имеют вкус, всегда разный. Об этом очень точно сказал Д. Хармс: "Стих должен быть таким, чтобы если бросить его в окно, то стекло разобьется, иначе и вообще незачем писать" (цитата слегка не дословная, sorry…). Местами он невероятно остроумен, горечь и смех смешиваются воедино, образуя уже не черный юмор, а нелепую несерьезность жизни вперемешку с цинизмом и болью. "У каждого – свои разнообразные преисподнии, у меня же – фора в три корпуса на поле. Поэтому я пил все больше и больше вина и ждал смерти".

Биография самого Хэнка (так его называли друзья) лучше всего написана им самим в нескольких абзацах. Опираясь на них, можно составить картину уже немолодого, слишком много повидавшего человека с умеренными вкусами во всем, оставившего за собой, пожалуй, единственное право – писать, поняв, что кроме этого все равно бессмысленно, по крайней мере, для него.

"По большому счету, учился я всему сам, хотя мое образование и включает в себя два года в Городском Колледже Лос-Анжелеса. Вскоре после этого я начал скитаться по стране, перебиваясь случайными заработками, вроде работы уборщика, служителя автозаправки, охранника, посудомоя, экспедитора, складского служащего, приемщика, нарядчика, водителя грузовика, почтальона, кладовщика, почтового клерка, служителя на автостоянке. Еще я работал на фабрике собачьих бисквитов, фабрике флуоресцентных ламп, на бойне, был членом железнодорожной ремонтной бригады, а также работал на Американский Красный Крест. Я видел большинство городов и работал примерно в сотне мест. В основном, я голодал, пытаясь писать, ограничивая себя одним шоколадным батончиком в день, и писал по четыре-пять рассказов в неделю. …Мне и до сих пор немногое нравится. Я до сих пор пишу, в основном – подпольно и вряд ли богато; как раз так, как и должно. Раз или два в неделю мне нравится играть на бегах, мне нравится классическая музыка, пиво, я романтик, слизняк, мне нравится бокс, и одна-две женщины, которых я знал, возносили меня гораздо выше крыш".

Как ни странно, всплеск его таланта пришелся не на зрелость или молодые годы, а на довольно поздний период жизни. Он сам пишет об этом: "Я бросил работу в возрасте пятидесяти лет (в смысле, работу на дядю) и написал свой первый роман "Почтамт" – за двадцать ночей, использовав двадцать пинт виски, тридцать пять упаковок пива и восемьдесят сигар". Кроме всего прочего, Буковски также был журналистом, немного рисовал и был очень неплохо лично знаком с разными известными литераторами того времени.

Стихи, романы и рассказы Чарльза Буковски можно найти в Интернете на сайте "Лавка языков" (Speaking in Tongues). В печатном виде я их не видел вообще, по крайней мере, у нас в городе.

Вячеслав Спорышев

Вход


HomeКарта сайтаПоиск по сайтуПечатная версияe-mail
© 2000-2011 Студенческий городок